Новости Атырау - Мунайлы Астана

    23 ноябрь 2017, 13:22
      Қоғам 25.10.2017, 11:48 0 пікір 1936 просмотров

      Почему Казахстан всё сильнее зависит от импорта мяса

      Собственное производство растет недостаточными темпами и не успевает за увеличением спроса. В результате ввозится в страну мяса всё больше, а экспортируется всё меньше. При этом, похоже, Минсельхоз РК не только не имеет четкого плана исправления ситуации, но и не хочет видеть объективных причин слабости отрасли животноводства.

      Цены растут

      Общественное мнение убаюкивают цифры о росте производства. Так, согласно данным Комитета по статистике МНЭ РК, индекс физического объема продукции животноводства за январь-сентябрь 2017 составил 3,3% к аналогичному периоду 2016. Например, в сентябре 2017 было забито и реализовано 172,7 тыс. тонн скота и птицы, что на 8,3 тыс. тонн больше, чем в сентябре 2016.

      Однако эти цифры обманчивые, поскольку положительная динамика роста настолько слаба, что не поспевает даже за увеличением потребления внутри страны, не говоря уж про экспорт. Индикатор этого очевиден для каждого — изменение ценников в магазинах. Причем цены на мясо растут в Казахстане быстрее, чем в любой другой стране ЕАЭС. Внимание на это обратило агентство ranking.kz, сообщив, что за первое полугодие мясо в казахстанских магазинах подорожало в среднем на 6,1%. Для сравнения, за тот же период цены в Армении выросли на 3,7%, в Кыргызстане — на 3,2%, в России — всего на 0,1%. А в Беларуси мясо и вовсе подешевело на 2%. Причем Казахстан является лидером этого антирейтинга уже второй год подряд.

      Самые высокие цены на мясо в Казахстане по итогам августа были зафиксированы в Астане. В столице килограмм говядины обходился в 1641 тенге, что на 17,2% выше, чем в среднем по республике.

      Ситуация откровенно парадоксальная, ведь наша страна обладает масштабными пастбищными угодьями, а государство вливает в отрасль огромные средства в виде субсидии и инвестиций.

      Чиновники бредят

      Эксперты ranking.kz объяснили увеличение цен слишком низкими темпами роста производства: произвела страна за полгода мяса больше на 22,1 тыс. тонн больше, чем аналогичный период 2016. А продажи на внутреннем рынке за тот же период выросли на 32,7 тыс. тонн.

      Для удовлетворения спроса импорт пришлось увеличить, а экспорт снизить. Цифры Комитета по статистике красноречивы: если за январь-август 2016 Казахстан ввез 96 тыс. тонн мяса и субпродуктов, то за тот же период нынешнего года — уже 116,1 тыс. тонн. Отметим, что если объем импорта из стран СНГ (Россия, Беларусь и Украина) даже немного снизился (с 35,9 тыс. тонн за 8 месяцев прошлого года до 35,3 тыс. тонн нынешнего), то ввоз из США подскочил на треть — с 53,2 до 72,6 тыс. тонн.

      При этом, если экспорт мяса и субпродутов из Казахстана за 8 месяцев прошлого года составил 7,9 тыс. тонн, то за аналогичный отрезок нынешнего года — лишь 5,2 тыс. тонн.

      Складывается ощущение, что Минсельхоз РК наблюдает за ситуацией со стороны, находясь в роли статиста, и пытается притягивать за уши невнятные доводы в свое оправдание.

      Так, недавно Азамат Сагинбаев, директор департамента животноводства МСХ РК, констатировал факт срыва планов по экспорту мяса: при запланированном объеме отгрузки за рубеж 10 тыс. тонн говядины в год к настоящему моменту за границу поставили лишь 3,4 тыс. тонн (34% от плана).

      Аргумент, которым чиновник объяснил тенденцию, просто удивителен:

       — Основной рынок у нас — Российская Федерация. Там рубль поднялся, и наша говядина стала неконкурентоспособной по цене, — сказал Азамат Сагинбаев.

      Каким образом рост курса российской валюты может ухудшить конкурентоспособность казахстанского товара, ни один экономист объяснить не сможет. Поскольку всем понятно — всё как раз наоборот: ослабление тенге на руку казахстанским экспортерам! Было бы, что продавать. И вот в этом — настоящая проблема, которую Минсельхоз РК, похоже, видеть не хочет.

      Деньги текут

      Напомним, что на критическую ситуацию в животноводстве Казахстана власти страны обратили внимание еще в 2011.

      Картина в отрасли к тому моменту и вправду сложилась аховая: за 20 лет поголовье крупного рогатого скота в стране сократилось на треть (с 9,7 млн голов в 1990 до 6,1 млн в 2010). В результате производство говядины уменьшилось почти в два раза (с 709,6 тыс. тонн в 1990 до 396,09 тыс. тонн в 2009). Доля импортной говядины на внутреннем рынке выросла более чем в три раза (с 6 тыс. тонн в 1990 до 19,36 тыс. тонн в 2009). Соответственно, экспортировать говядину страна практически перестала — отгрузки за границу снизились с 184,5 тыс. тонн в 1990 году до 0,02 тыс. тонн в 2009.

      Выполняя поручение президента РК, холдинг «КазАгро» в 2011 разработал проект «Развитие экспортного потенциала мяса КРС в Республике Казахстан». Целью документа было повысить экспорт говядины к 2020 до уровня, который Казахстан имел на момент обретения страной независимости — 180 тыс. тонн в год.

      Выполнить эту задачу решили улучшением генетического потенциала отечественного стада. Тогдашняя команда Минсельхоза РК во главе с Асылжаном Мамытбековым обещала, что ввоз в страну племенных быков и тёлок из-за рубежа решит все проблемы отрасли и обеспечат Казахстану свою долю на рынке соседней России, импортирующей порядка 1,5 млн тонн мяса в год.

      В течение двух первых лет работы проекта, в 2012 и 2013, в страну было импортировано из дальнего зарубежья 40,5 тыс. голов скота (112% к плану). Затраты исчислялись сотнями тысяч долларов, ведь импортный скот стоил в разы дороже местного.

      Однако реальной пользы от этого отрасль не получила. Вложения не оправдывались, о чем сообщили сухие цифры статистики: производство мяса в убойной массе за 2014 составило 900,2 тыс. тонн и уменьшилось (!) по сравнению с 2010 на 3,9%.

      Численность крупного рогатого скота в стране снизилась на 2,3%, или на 142,6 тыс. голов. Кроме того, отмечалась и отрицательная динамика в производстве молока, которое в 2014 в сравнении с 2010 уменьшилось на 313,3 тыс. тонн, или на 5,8%.

      Планы рушатся

      При этом уровень породистого скота действительно вырос с 5% до 10%. Но на объеме производимого мяса это никак не сказалось по очевидной для специалистов причине — породистый скот нужно полноценно кормить, чтобы он продемонстрировал все то, что заложено в его генах. Но развитию кормовой базы в стране никакого внимания не уделялось. Минсельхоз не стимулировал фермеров на увеличение заготовки сочных кормов и фуража, без которых невозможен ни нагул веса, ни рост удоев.

      Также были забыты и такие направления, как обводнение пастбищ и создание на селе инфраструктуры по заготовке и сбыту мяса.

      Провал целевого показателя по экспорту говядины (60 тыс. тонн по итогам 2016) стал одной из причин отставки прежнего главы Минсельхоза РК Асылжана Мамытбекова.

      Новый министр сельского хозяйства Аскар Мырзахметов и его команда разработали свою стратегию — принятую в начале 2017 Государственную программу развития агропромышленного комплекса РК на 2017−2021. Заложены в ней и целевые показатели по животноводству — производство говядины за пять лет должно увеличиться с 417 тыс. тонн до 537 тыс. тонн в год, доля племенных КРС с 10% до 21%, объем экспорта — с нынешней практически нулевой отметки до 40 тыс. тонн в год.

      Однако инструмент достижения этих целей опять выбран спорный — сельхозкооперация. В течение пяти лет предполагается объединить 670 тыс. мелких сельхозтоваропроизводителей в состав 1600 сельскохозяйственных кооперативов по всей стране. Преимущественная специализация — производство мяса и молока.

      На местах цель акции «назад в колхозы» так и не поняли. Ведь проблема отрасли остается прежней — отсутствие кормовой базы.

      Да, в госпрограмму заложены целевые показатели и по развитию кормопроизводства. За пять лет предполагается увеличение заготовки комбикормов с 1,2 до 2,5 млн тонн, расширение посевов многолетних трав с 1,6 до 3,9 млн га. Также предполагается повысить площади обводненных пастбищ с 43 до 61 млн га.

      Но ничего этого кооперативы сделать не смогут по простой причине: создавать их будут на основе ЛПХ — личных подворий сельчан. У них, понятное дело, своей земли нет. А, значит, негде ни выращивать корма, ни пасти скот. Сейчас они выкручиваются, выпасая скот на территории поселений. И на большее у них просто нет ресурсов.

      Провал плана этого года по экспорту мяса — первый звоночек о том, что нынешняя стратегия Минсельхоза РК по развития животноводства ведет в тупик. И выход из него — совсем не в историях про влияние роста курса рубля на конкурентоспособность казахстанской продукции, а в решении реальных проблем отрасли.

      Пікірлер

      Пікір қосу

      ДОБАВИТЬ ОБЪЯВЛЕНИЕ

       
      Введите пять букв размещенных внизу:
         _____    ______    _____    __   __   ______   
        / ___//  /_   _//  |__  //   \ \\/ // |      \\ 
        \___ \\   -| ||-     / //     \ ` //  |  --  // 
        /    //   _| ||_    / //__     | ||   |  --  \\ 
       /____//   /_____//  /_____||    |_||   |______// 
      `-----`    `-----`   `-----`     `-`'   `------`  
                                                        
      
       
      Наверх