Новости Атырау - Мунайлы Астана

      16 тамыз 2018, 7:10
        Экономика 27.01.2018, 20:00 0 пікір 1844 просмотров

        Величина прожиточного минимума на душу населения, вырос в среднем за 2017 год

        По итогам 2017 года прожиточный минимум в РК составлял 23,8 тысячи тенге - на 10% больше, чем годом ранее. Для сравнения, показатель инфляции за соответствующий период - лишь 7,4%.

        Наиболее высокие показатели - в столицах и нефтяных регионах (тут же и самые высокие заработные платы по РК, и, зачастую - наиболее высокий уровень цен на товары и услуги).

        Лидирует Мангистауская область - 28,7 тыс. тг, +8,8% к предыдущему году, далее Астана - 27,5 тыс. тг, +9,7% за год, следом Алматы - 26,5 тыс. тг, +9,6% за год, и Атырауская область - 24,5 тыс. тг, +9,9% за год.

        Напомним, от прожиточного минимума зависит, например, размер социальных выплат, с его помощью оценивается уровень жизни населения и т.д. Его величина рассчитывается, исходя из стоимости продовольственной корзины, увеличенной на фиксированную долю расходов на минимально необходимые непродовольственные товары и услуги.

        Примечательно, что до 2017 года на непродовольственные товары и услуги закладывалось 40% от стоимости минимальной потребительской корзины, а с текущего года будет заложено 45%. По расчетам Минтруда и соцзащиты, увеличение непродовольственной части приведет к росту прожиточного минимума в 2018 году до 16%.

        undefined

        Любопытно, что прожиточный минимум для женщин - ощутимо меньше, чем для мужчин. Так, по итогам 2017 года на девочку до 13 лет полагалось на 16,9% меньше, чем на мальчика того же возраста. Для подростков 14-17 лет разница еще значительнее: для девочек сразу почти на четверть меньше. Самая невысокая разница - в пенсионном возрасте: прожиточный минимум женщин-пенсионерок - лишь на 14% меньше, чем мужчин-пенсионеров.

        С одной стороны, в такой разнице показателей для мужчин и женщин есть определенная логика. Согласно закону, прожиточный минимум напрямую зависит от продовольственной корзины, а та, в свою очередь, рассчитывается «по научно обоснованным физиологическим нормам потребления продуктов питания, утверждаемым уполномоченным органом в области санитарно-эпидемиологического благополучия по согласованию с уполномоченным органом в области здравоохранения» (Совместный приказ и.о. Министра здравоохранения и социального развития Республики Казахстан от 27 июля 2015 года № 623 и и.о. Министра национальной экономики Республики Казахстан от 31 июля 2015 года № 585).

        В то же время, есть и вопросы. Так, к примеру, автоматически выходит, что и непродовольственная часть у женщин и девочек должна быть меньше (она определяется, как фиксированная доля от потребительской корзины, зависящая напрямую от продовольственной корзины). То есть казахстанки должны потреблять не только меньше пищи, но и меньше товаров и услуг, чем казахстанцы. В то же время, например, женская одежда подорожала год-к-году на 6,7% по итогам 2017, а мужская - лишь на 6%. Кроме того, те же коммунальные услуги, как и многие другие услуги, а также товары (например, техника) не делятся в плане цен по гендерному признаку.

        undefined

        Более того, даже в плане питания возникает вопрос. Да, действительно, например, нормы ВОЗ и ФАО (продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН) предполагают для женщин более низкие нормы рекомендуемых потребляемых калорий в день, чем для мужчин. Но, во-первых, эти нормы не повсеместно приняты (так, в США различия значительно меньше, а по многим половозрастным группам их вообще нет), а во-вторых - ВОЗ учитывает, например, такие факторы, как период беременности и кормления, когда нормы для женщин бывают не меньше, а по некоторых показателям - и больше, чем для мужчин.

        В Казахстане же на наиболее детородный возраст (18-29 лет) выпадают и самые значительные отличия в показателях прожиточного минимума для совершеннолетних женщин и мужчин: по данным за декабрь 2017 года - сразу 22%. То есть, несмотря на беременность и период кормления, потребление пищи для казахстанок должно оставаться, согласно логике прожиточного минимума, все еще значительно более низким, чем у казахстанцев, что уже никак не согласуется с нормами ВОЗ.

        Кстати, в странах ЕАЭС по половозрастным группам прожиточный минимум разделяют только в соседнем Кыргызстане. Россия и Беларусь, к примеру, не делают подобных различий, рассчитывая показатель только по социально-демографическим критериям (возраст и трудоспособность).

        undefined

        МА

        Пікірлер

        Пікір қосу

        ДОБАВИТЬ ОБЪЯВЛЕНИЕ

         
        Введите пять букв размещенных внизу:
          _  _     _____     ____       ___      ____    
         | \| ||  |  ___||  |  _ \\    / _ \\   |  _ \\  
         |  ' ||  | ||__    | |_| ||  | / \ ||  | |_| || 
         | .  ||  | ||__    | .  //   | \_/ ||  | .  //  
         |_|\_||  |_____||  |_|\_\\    \___//   |_|\_\\  
         `-` -`   `-----`   `-` --`    `---`    `-` --`  
                                                         
        
         
        Наверх